ПОДЕЛИТЬСЯ

Фото: Анна Родичева

Искандер — очень талантливый парень, самородок, каких мало, — говорит Родин. — Я пригласил его в лабораторию и подключил к разработке бортового прибора для «Экзо-Марса», когда он был еще на 4-м курсе физтех-школы аэрокосмических технологий МФТИ. Теперь он также является и слушателем новой магистрской программы «Мониторинг природных и техногенных сред».

По словам Родина, прибор, над которым работает Газизов, представляет собой уникальный лазерный спектрометр для изучения сезонных и суточных вариаций изотопного состава атмосферы Марса. Такие приборы есть не у многих научных групп. Американцы, к примеру, используют подобный на марсоходе Curiosity, который работает на Красной планете с 2011 года. Он в числе прочих ищет на Марсе изотопы метана. Главная задача российской аппаратуры — изучение разновидностей атомов воды и углекислого газа на планете. По поводу метана у Родина особое мнение: в атмосфере Марса его нет. Это показали данные орбитальных исследований в рамках первой части проекта «Экзо-Марс-2016».

– По вариациям изменения суточных и сезонных изотопных соотношений воды и углекислого газа мы намерены понять нынешние процессы «дыхания» марсианского грунта и разгадать некоторые тайны геологической истории планеты, — говорит мой собеседник. — Ранее мы измеряли основные компоненты атмосферы только при помощи орбитальных аппаратов, теперь для утончения глобальных измерений хотим посмотреть, что происходит с их изотопными соотношениями на поверхности при помощи, наверное, самого чувствительного спектрометра.

Что касается Искандера Газизова, он присоединился к работе над прибором, когда идеология уже была понятна. Студент, по словам Родина, взялся за создание бортовой электроники — мозга спектрометра для управления его лазером. С одной стороны это чисто инженерная задача, с другой — в ней присутствуют тонкие физические вычисления.

Газизов «вытащил» достаточно ответственный участок работы и довел его до конца — от создания, ответственных испытаний до сдачи заказчику — Роскосмосу, — говорит Родин. — Только вчера мы торжественно присвоили литеру «О» нашему прибору, что означает — «опытный образец, готовый к применению». Приемка изделия проводилась по всем нормам Гособоронзаказа, — мероприятие ответственное. Были периоды, когда ребята, работающие над прибором, ночевали в Институте космических исследований РАН, где проводились испытания, но все выдержали с честью. Это очень хороший пример взаимодействия академической и вузовской науки.

Кстати, о выдержке. Сложно представить, как при всей сложности обучения на Физтехе, его студенты еще выкраивают время для участия в настоящих, взрослых проектах!

Но Александр Родин раскрывает секрет: физтех — это особая экосистема, где «выживают» только высокомотивированные ребята. Те, кто приходит сюда за «корочкой» или за легкой карьерой, со временем уходят.

Оставшиеся успевают еще и на международные конференции ездить. Так, тот же Газизов неделю назад вернулся из Рима, где в рамках конференции Международной астронавтической ассоциации делал доклад о спектрометре, установленном на микро-спутнике формата «кубсат».

Что интересно, москвичей в МФТИ немного, в основном — ребята с периферии: из Поволжья, с Дальнего Востока, из Донецка, из Казани. И если кто-то думает, что это натуральные «ботаники», то ошибается. Без физической нагрузки и эмоциональной разгрузки, по словам моего собеседника, здесь было бы очень тяжело. Почти все ребята находят время для занятий в спортивных секциях, кто-то играет в рок-группе. Преподаватели только показывают пример, — сам Александр Родин, к примеру, является членом поисково-спасательного отряда.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ